Лики творчества Саксофон и фортепиано: Первая встреча

04.08.2008

Этот концерт в Большом зале Ташкентской консерватории вызвал искренний интерес публики. Впервые в истории музыкальной жизни столицы Узбекистана здесь звучал саксофон в классическом ансамбле. Одновременно состоялось и первое исполнение произведений двух различных по стилю и направлению авторов – Концерта для саксофона Александра Глазунова и Сонаты для саксофона и фортепиано современного американского композитора Пола Крестона. Они прозвучали в интерпретации известных в нашей республике музыкантов-энтузиастов Юнуса Гульзарова (саксофон) и Адибы Шариповой (фортепиано).


Гульзаров радует ладной «сделанностью» форм, отточенностью различных элементов. Ловкие, удивительно проворные пальцы, пластичная гибкая игровая хватка, завидная техническая сноровка. Он смел, уверен в себе, сценичен в подлинном смысле этого слова.


Игру Шариповой отличает высокий класс пальцевой техники, великолепный ритм, ясная, умная фразировка, воля и самоконтроль, не позволяющие эмоциям «расплескиваться», - так ли уж часто встречается все это вместе у одного музыканта, тем более, молодого? О концертных судьбах исполнителей бывшего Союза неоднократно и с тревогой писала периодическая печать. Тем отраднее видеть, что Шарипова растет как музыкант. И рост это связан в большей степени с постоянным обновлением ее сольного репертуара, а теперь, надеюсь, и камерного.

Итак, на концертной эстраде встретились две личности. Не могу не отметить и умело составленную программу, учитывающую как музыкальную «совместимость» произведений, так и особенности восприятия слушателями почти незнакомой музыки.


Концерт для саксофона А. Глазунова был написан в 1934 году в Париже, где Александр Константинович вынужден был обосноваться по состоянию здоровья. Уже пожилой и больной, он оставался внимателен к звучащей вокруг музыке, и особенно современной. В одном из интервью композитор признался: «Как это ни странно, но мне нравится джаз. В нем попадаются чудные ритмы.… Это искусство, в котором трудно отделить творчество от исполнителя». Так появился Концерт – лаконичный, одночастный, в котором господствует единое настроение – сосредоточенная задумчивость, иногда окрашенная печалью.


Гульзаров и Шарипова с пониманием и любовью передали замысел композитора. Однако они были не только объективными рассказчиками, но и мыслящими музыкантами, уверенно стоящими на позициях сотворчества, активного вмешательства в процессе создания живых, волнующих образов. Причем ансамблисты достигли той свободы в музицировании, когда игра воспринимается как сиюминутная импровизация, а тщательно, до мельчайших деталей «отделки» продуманный план исполнения как только что, «по наитию», найденное решение.


В том же стиле была интерпретирована и Соната Пола Крестона, написанная, как и глазуновский концерт, для альтового саксофона, лучшего представителя всего семейства, отличающегося особенно сочным, полным и ровным звуком.
Пожелаем Гульзарову и Шариповой почаще радовать публику такими программами. Они равно необходимы как любителям, так и профессионалам. Ведь камерное музицирование завоевывает сейчас все более широкий круг слушателей. Объединение в ансамбли таких ярких, талантливых музыкантов открывает перспективу для его расцвета.


И еще. Сразу после выступления дуэт получил предложение выступить в Янгиабаде и Фергане. Хотелось бы, чтобы работа музыкантов была замечена и Министерством по делам культуры. Согласитесь, на одном энтузиазме продержаться сегодня довольно сложно – талантам, как никогда, нужна поддержка.


И. Аблялимова.
Музыковед.
 «Правда Востока», 12 апреля 1994.

Назад